Война, которую не хотят вспоминать
| просмотров: 3614

Война, которую не хотят вспоминать


   Спросите любого прохожего об Афганской войне, и вы поймёте, что его знания в этой области ограничиваются той информацией, которую он получил во время просмотра фильма «9 рота». Особо продвинутые смотрели «Афганский излом» с тогда еще (1991 год) бодрым Микеле Плачидо в главной роли…


   15 февраля 1989 года  – день, который воины-интернационалисты не забудут никогда. В этот день из Афганистана были полностью выведены советские войска. Генерал-лейтенант Громов, руководящий выводом войск, последним перешел пограничную реку Амударья и заявил: «За моей спиной не осталось ни одного советского солдата». И к радости тех, кто возвращался домой, добавилась горечь: генерал-лейтенант не подумал о тех, кто оставался в плену у моджахедов. Да и сам вывод войск и окончание боевых действий весьма неоднозначно оцениваются даже самими военными, не говоря уже о политиках и историках. Кто-то откровенно говорит о поражении, а кто-то заявляет о том, что советские воины победили. В любом случае, те, кто не участвовал в той войне или вообще был ребенком, вряд ли имеют право давать какую-либо оценку событиям тех лет.  Легко оперировать цифрами, не понимая, что за ними – реальные жизни наших парней…


   Пётр Буланный – наш земляк, ветеран Афганистана, призванный в 1985-ом. По его словам, особого желания попасть в Афганистан у него не было, хотя и избегать участия в боевых действиях любой ценой он не собирался. Тогда еще было принято служить своей Родине – это считалось экзаменом на зрелость, поэтому отслужить в армии старались даже те, кого списывали по состоянию здоровья.


   О том, что будет проходить службу в Афганистане, Пётр узнал в самый последний момент. Сначала их, новоиспеченных воинов, привезли в Одессу, но пробыли они там ровно полдня. Потом отвезли в аэропорт, и вот он уже в Ашхабаде. Четыре месяца учебки, звание сержанта. Кто знал тогда, что по дорогам Афганистана ему доведется проехать ни много ни мало 14 000 км… Связист – очень нужный человек, особенно когда вы попали в засаду или окружение. Сегодня нам, привыкшим к мобильным телефонам, этого не понять, а в те годы связиста охраняли лучше, чем сейчас олигархов. Связист был последней надеждой на помощь.

 


    На войне бывали всякие случаи. Пётр вспоминает, как доводилось снимать аккумуляторы с разбитого танка, продавать их на местном рынке, чтобы на полученные деньги купить сигарет (той пачки «Памира», который выдавали, не хватало). Бывали и перебои в снабжении, поэтому приходилось при каждом удобном случае, во время остановки колонны, снимать запчасти с подбитой техники – кто знал, что именно пригодится…


   Однажды, во время движения колонны, автомобиль Петра подорвался на итальянской мине и не мог продолжать движение. По правилам колонна не должна останавливаться, поэтому в таких случаях транспорт сталкивали в сторону, чтобы он не мешал другим. В случае с  радиоаппаратурой, за которую отвечал сержант Буланный, нужно было уничтожить автомобиль, чтобы блоки шифрования не попали в руки врага. Для этого под сиденьем начальника радиостанции были расположены 8 кг тротила и взрыватель. Пётр самостоятельно починил транспорт и вернул машину в полк, однако вместо благодарности получил одни только неприятности: в течение двух недель его регулярно «таскали» к особистам, и даже после увольнения это продолжалось некоторое время. По версии чекистов, Пётр ездил продавать чертежи.

 


   Военные – тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Вот и забыли они в один прекрасный день о сержанте Буланном, которого вместе со спецаппаратурой высадили одного с вертолета в аэропорту Кабула. Никто не приехал встречать связиста, и тогда ему пришлось «арендовать» местный автобус – держа под прицелом водителя, он добрался до штаба армии, а там по автобусу открыли огонь часовые. Слава Богу, стреляли не прицельно, и потерь удалось избежать.

 


   Возвращение домой – незабываемый момент. Родные и близкие встречали очень тепло. А вот с трудоустройством были проблемы у очень многих афганцев – как правило, все шарахались в стороны, почему-то подозревая, что если человек вернулся с войны, то с головой у него не всё в порядке. А ведь практически все они были на тот момент молодыми, здоровыми и крепкими мужчинами. Конечно, «афганский синдром» никто не отменял, но всё же. Как часто воины-интернационалисты слышали фразу «Мы вас туда не посылали!» от сытых чиновников – обладателей откормленной филейной части, худшей раной для которых был геморрой?

 


   И что мы видим сейчас? Отношение к тем, кого посылали на смерть, не изменилось. Нынешняя власть в очередной раз пытается сэкономить, теперь – на афганцах. Почему-то народные избранники не хотят сократить собственные расходы, а только увеличивают их – покупают новые автомобили, ноутбуки, а Президент даже вертолетом обзавелся. А вот для тех, кто рисковал своей жизнью и здоровьем, денег у государства нет. Может, наше правительство таким образом пытается уничтожить один из немногочисленных слоев украинского общества, пока еще способного решительно бороться за справедливость и свои права? В любом случае, Верховной Раде не стоит обижать афганцев – эти люди прекрасно помнят, как нужно драться.


   Ветераны Афганистана даже спустя 23 года – это крепкая мужская дружба и взаимовыручка. Так научила их война. Кто лучше позаботится о них, кроме их самих?

 

 

 Справка ЧЕ
  За время войны человеческие потери советской стороны составили: погибшие в бою, умершие от ран и болезней, погибшие в результате несчастных случаев – по некоторым версиям от 15 до 26 тысяч.

 

 

    Потери техники: 147 танков, 1314 бронемашин, 510 инженерных машин, 11 369 грузовиков и бензовозов,433 артиллерийские системы, 118 самолетов, 333 вертолета.


   Поддержка кабульского правительства ежегодно обходилась бюджету СССР  в 800 млн долларов США. На содержание 40-ой армии и ведение боевых действий расходовалось ежегодно около 3 млрд долларов США.  При этом в СССР не хватало продуктов для своего мирного населения – все помнят, как через полстраны люди ездили в Москву за колбасой.

 

 

Справка ЧЕ
  Советская авиация несколько раз допускала серьезные ошибки, которые могли привести к новому международному конфликту. Одним из самых громких скандалов стало незапланированное вторжение советских войск в Иран. 5 апреля 1982 года командование ограниченного контингента советских войск в Афганистане приняло решение об уничтожении базы моджахедов Рабати-Джали. В спецоперации «Юг» участвовали 18 вертолетов Ми-6, 61 - Ми-8, самолеты наведения и батальон десантников. Однако из-за ошибок навигации все вертолеты залетели в Иран. По одной из версий, именно туда отнесло ветром светящиеся авиабомбы, служившие ориентиром.


   Вертолетный десант был высажен на иранской территории, по одной версии, примерно в 20 км от границы, где немедленно уничтожил асфальтовый завод, который советские спецназовцы приняли за базу моджахедов. По другой, советские войска углубились на территорию Ирана на 60 км и уничтожили там три военных завода по производству боеприпасов. Естественно, МИД Ирана немедленно направил ноту протеста СССР и, не дожидаясь ответа, иранские истребители Phantom F-4 атаковали советские вертолеты на земле и уничтожили два Ми-8. К счастью, обошлось без жертв – десант срочно ретировался, и вовремя, так как в их сторону уже выдвигались иранские сухопутные части.  


   Еще один случай произошел 24 марта 1983 года. Советский бомбардировщик Ту-22К 203-го гвардейского тяжелобомбардировочного авиаполка участвовал в учениях, и у экипажа всё как-то не заладилось: сначала штурман установил гироскопический датчик курсовой системы КС-6 «наоборот», то есть ошибка определения курса составила 180°, затем на авиабазе Моздок бомбардировщику поменяли направление взлета, но экипаж не выставил значение взлетного курса.


  В итоге бомбардировщик полетел в прямо противоположную сторону и вместо возвращения на северо-запад, на аэродром базирования Барановичи (Белоруссия), он направился на юго-восток и залетел в Иран. В полете экипаж не контролировал маршрут, поэтому принял ночной Тегеран за Курск и смог понять свою ошибку только с восходом солнца, которое неожиданно оказалось не с той стороны. К счастью, командир смог связаться с авиабазой Мары и сориентироваться по ее радиолокационному маяку. Представьте себе удивление иранской стороны – советский бомбардировщик над Тегераном!

 

 

Среди ветеранов ВДВ ходили слухи о том, что во время одной из десантных операций экипаж подбитого вертолета стал покидать борт с парашютами, в то время как у десантников средств для спасения не было. Только перед открытой дверью командир оглянулся на остающихся ребят и не прыгнул. Вернувшись в кабину, он взял на себя управление и сумел посадить машину.


   Подобный случай действительно имел место, однако оценивают его иначе.


   30 ноября 1985 года вертолет Ми-8 осуществлял подбор десантников. Приняв на борт 8 человек, экипаж начал набирать высоту, однако оба двигателя ушли на малый газ и вертолет начал резко снижаться. Командир экипажа приказал летчику-штурману и борттехнику покинуть борт, поскольку при выполнении посадки в режиме самовращения несущего винта ни тот, ни другой участия не принимают.


  Полной уверенности в успешном выполнении посадки у командира не было, да и подходящая площадка могла не найтись, поэтому он дал приказ прыгать, не подчиниться которому члены экипажа не могли – это элементарная воинская дисциплина. Десантники не могли видеть, как штурман и техник покидали борт, поскольку для этого им не нужно выходить через грузовой отсек – свою кабину летчики покидают через аварийно сброшенные блистеры. Также командир экипажа не мог бросить управление даже кратковременно, иначе конец наступил бы очень быстро. В итоге все остались живы.

Константин ТАБАКАЕВ

Календарь
Пн Вт Ср Чт Пн Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30